• Виктор Никишин-Голандский

Наум Яковлевич Норинский

Обновлено: сент. 15

20 августа 2021 года на 99 году ушел из жизни старейший филокартист Почетный член Союза филокартистов России Наум Яковлевич Норинский (р. 15.05.1923).


Прощание состоялось в воскресенье 29 августа 2021 года в Крематории (Санкт-Петербург).



Интервью с Н. Я. Норинским 2018 года (В. Г. Палагнюк)


НОРИНСКИЙ НАУМ ЯКОВЛЕВИЧ

ОТКРЫТКА — ЭЛЕКСИР ДОЛГОЛЕТИЯ


15 мая 2018 года исполнилось 95 лет Науму Яковлевичу Норинскому. Солидная во всех отношениях дата. Смею предположить, что сегодня это самый возрастной филокартист в Российской Федерации. В 2011 году в Санкт-Петербургском Клубе любителей истории открыток свое 90-летие отметил Мянник Сергей Сергеевич. Гериатрия, следовательно, и люди в почтенном возрасте — это часть моей профессиональной деятельности и мне по долгу службы приходится заниматься вопросами долгожительства. Интерес в мире к этой проблеме год от года возрастает, много проводится изыскательской работы, научных исследований, но пока никто еще не нашел ответ к гарантированному решению задачи гарантированного попадания в категорию долгожителей конкретного человека. Сегодня я смею утверждать, что такой удельной плотности долгожителей, как в филокартии нет, пожалуй, ни в одной, даже узаконенной и общепризнанной «голубой зоне» - такой как Окинава, Корсика, Коста-Рика, где естественные условия и образ жизни местных обитателей позволяют показывать чудеса долголетия по отношению к остальному миру. Во всем этом еще предстоит разобраться и научно доказать благотворное влияние собирательства открыток на достойное продление жизни.

Не смотря на разницу в возрасте, с Наумом Яковлевичем меня связывает многолетняя творческая дружба. Я долго колебался, в каком виде подать материал в сборник и понял, что имею уникальную возможность представить материал в формате интервью. Именно интервью, т.к. эмоциональность, эрудиция и замечательная память на события и лица этого замечательного человека достойны всяческого уважения. А уникальная возможность отразить факты жизни и увлечения филокартией словами самого героя замечательна сама по себе. И так, вопрос:


Наум Яковлевич, Ваш день рождения приходится на дни, когда наша страна празднует День Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 г. Как Вы встретили свой День Победы в том уже далеком от нас 1945?

Я был слушателем Военно-морской медицинской Академии. В тот день нес службу дежурным по 49-му военному городку, что у Витебского вокзала на пересечении Загородного проспекта и Введенского канала. Эта будка КПП до сих пор сохранилась, там сейчас бюро пропусков. Помню всеобщее ликование, радость, необыкновенный душевный подъем у всех, знакомых и незнакомых. С трудом дождался, пока меня сменят с дежурства. Отмечали всем курсом, но главным было ощущение того, что это всенародный праздник. Незабываемый день.


Вы окончили Академию уже в мирное время. Что потом?

Потом служба на различных медицинских должностях на Северном Флоте. Тогда Флот развивался, решал стратегические задачи. Было сложно, ответственно, но и интересно. Мы были молоды тогда. Я завершил службу полковником медицинской службы, исполнял обязанности главного инфекциониста Краснознаменного Северного Флота. В конце 1968 года, прослужив в общей сложности 27 лет, я демобилизовался и вернулся, в ставший родным, Ленинград. Я пенсионер с солидным стажем.


Когда в Вашей жизни появилась открытка? Как это было?

Должен сказать, что открытки в моей жизни появились еще в школьные годы. Правда, тогда не как предмет коллекционирования. Я учился в средней русской образцовой школе № 3 города Донецка (Сталино). Наша учительница русского языка и литературы Инна Павловна Левченко практиковала такой педагогический прием. Она крепила к доске какую-нибудь художественную открытку, чаще всего это были репродукции картин известных художников, и мы всем классом писали сочинения, излагая свои мысли и чувства, возникающие у нас при взгляде на небольшой кусочек бумаги. При этом можно было даже подходить к доске, чтобы лучше разглядеть изображение. Уверен, что этот навык извлечения мыслей и эмоций от короткого соприкосновения с изображением искусства малых форм не прошел для меня даром. Он хранился где-то в подсознании и «сработал» спустя годы, уже на пенсии.


Как я понимаю, в какой-то момент времени Вы посмотрели на обычные открытки уже не обывательским взглядом, а увидели в них нечто большее, скрытое от других. Как это было?

После завершения службы я устроился преподавателем в Северо-западное речное медицинское училище. На меня, как на секретаря партийной организации, были возложены обязанности по воспитательной работе студентов. Меня и раньше интересовали вопросы истории медицины, и у меня дома была неплохая домашняя библиотека на эту тему. Но представившаяся возможность изучать вопросы истории медицины в реальной преподавательской практике придала дополнительный импульс моей увлеченности, расширила круг интересующих вопросов, предоставила возможность делиться своими знаниями. Мне удалось исторические вопросы профессии сделать основой воспитательного процесса в организованном мною кружке по истории медицины. Студенты делали реферативные доклады на тему истории медицинских учреждений города, в которых они проходили практику. Некоторые рефераты до сих пор хранятся у меня дома.


Углубляясь в эту тему, я познакомился с интересными людьми, энтузиастами и настоящими знатоками в этой области знаний. Одним из таких людей был Мирин Владимир Иосифович — кандидат медицинских наук. В свое время он был главным педиатром Мурманской железной дороги. Однажды он пригласил меня к себе домой и показал свою библиотеку по истории медицины. Уверен, что это была лучшая частная библиотека по медицинской истории. Именно в этот визит я впервые увидел и его коллекцию открыток на медицинскую тему, аккуратно хранившуюся в девяти альбомах. Эти альбомы тогда произвели на меня неизгладимое впечатление. Я был поражен и никогда не мог подумать, что на открытках столько медицины. Я не мог поверить, что такой банальный предмет как открытка, может так неожиданно, ярко, самобытно и доходчиво отражать и дополнять известные и неизвестные факты исторических событий в мире медицины, представлять образы великих врачей, героический труд медицинских сестер, медицинские учебные и лечебные учреждения, близкую мне военную медицину, тему милосердия и еще массу всего. Этот визит и определил мое дальнейшее увлечение.


Какие открытки были первыми в Вашей коллекции? Какие были источники пополнении коллекции в Ваше время?

Какие открытки были первыми в коллекции — точно не помню, но прекрасно помню те чувства, которые переживал, когда коллекция пополнялась какой-нибудь очередной открыткой, дополнявшей уже обозначенные тематические направления или открывавшей новые.


Пополнять коллекцию можно было, покупая открытки в букинистическом магазине. Я живу в центре города, поэтому мне не составляло труда, чуть ли не ежедневно обходить наиболее популярные «точки» — на Литейном проспекте, на Невском 122.


Я отлично помню нашу первую встречу и знакомство в магазине на Невском в 1995 году. Я тогда только начинал коллекционировать открытки.

Вторым источником был Ленинградский клуб филокартистов. По средам с 18.00 до 21.00 мы собирались в ДК им. Кирова на Васильевском острове, где и происходил обмен коллекционными материалами. Официально товарно-денежные отношения были под запретом, поэтому можно было только обменять приглянувшуюся открытку. Однако были исключения, когда открытка была нужна, а достойной для обмена не было. Покупали... Продавали... Я предпочитал приобретать открытки в магазинах. Получалось проще и как мне кажется, дешевле. Несомненное достоинство магазина — какая-никакая, но экспертная оценка открытки профессиональным оценщиком. Хотя, мы понимаем, что истинную коллекционную ценность открытки для конкретного коллекционера оценить весьма и весьма сложно.


Что еще дал Вам Ленинградский клуб филокартистов?

Прежде всего, это знакомство с интересными людьми — коллекционерами. Это интереснейшие, увлеченные своим делом до самозабвения люди. Какие только тематические коллекции не собирались членами клуба! От традиционных и самых почитаемых — Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград и его пригороды — до персонально фамильных — коллекционер Зайчик собирал зайцев, Кац — кошек. Во-вторых, клуб осуществлял большую просветительскую работу. Еженедельно на заседаниях клуба проводились тематические выступления коллекционеров: лекции, доклады, сообщения, обзоры. До сих пор прекрасно помню яркий доклад Виктора Горского «Русские художники». И в-третьих - выставочная деятельность.


Расскажите подробнее о ваших персональных выставках.

Выставки открыток — это то, что доставляло мне самое большое удовольствие от моей коллекционной деятельности. Всего, я думаю, провел более 100 выставок в самых разных местах. От выставки во время отчетно-выборной городской конференции Красного креста до экспозиций в разных кинотеатрах и даже в магазине открытки на Невском, что был Невском, в здании, где сейчас кинотеатр «Паризиана». Магазин предоставлял возможность выставить свою коллекцию на планшетах для привлечения внимания покупателей и приобщения их к собирательству и коллекционированию открыток. Такой маркетинговый ход, как теперь говорят. Тематика моих выставок была самая разнообразная: «Медицина в годы Великой Отечественной войны», «Красный крест», «Милосердие и благотворительность», «Доктор Чехов», «Алкоголизм и пьянство», «Животные на службе медицины»... Мне и сегодня доставляет большое удовольствие пересматривать книги отзывов с выставок, вспоминая реакцию неподдельного изумления вполне солидных докторов и молодых студентов, просто людей не связанных с медициной. Приятные, теплые слова благодарности людей, испытавших новые чувства по отношению к своей профессии, соприкоснувшись с открыткой.


Я знаю, что Вы были секретарем Ленинградского клуба филокартистом. Что входило в круг Ваших секретарских обязанностей?

В Клуб я начал ходить в 1972, а в 1989 году я был секретарем клуба. Председателем в то время был Тагрин Николай Спиридонович. Он сам не часто присутствовал на заседаниях клуба, но задавал основное направление его работы и инициировал многие мероприятия. Я бережно храню его книгу «Мир в открытке» с его дарственной надписью, полученную незадолго до его кончины. В обязанности секретаря входил учет членов Клуба, прием и регистрация новых членов, оформление членских билетов и прим членских взносов. Членские взносы были небольшие, платным был вход на заседания клуба в ДК им. Кирова. Деньги шли на оплату аренды помещения. У меня сохранились планы работы клуба на год, членские билеты, список членов клуба, в котором были отражены паспортные и адресные данные, тема коллекционирования и даже примерный объем коллекции.


Наум Яковлевич, Ваш подход к коллекционированию всегда производил на меня большое впечатление, ведь помимо открыток у Вас собрано огромное количество книг, журнальных заметок, газетных вырезок. Все это занимает много места в доме. Как к Вашему увлечению относятся домашние?

С женой, Ниной Алексеевной, мы прожили 65 лет, и ее отношение к моим коллекционерским увлечениям и к самой коллекции с каждым годом становилось все лучше и осознанней.


Наум Яковлевич, я признателен Вам за то что, в свое время мне посчастливилось приобрести у Вас коллекцию открыток и в сопровождение к ней Вы передали мне много книг и других материалов по истории медицины. Как Вы относитесь к этому факту? Не жалко?

Нет. Считаю, что для меня это удача, ведь многие коллекции в конечном итоге теряют свою целостность и уникальность, а порой просто бесследно исчезают. Конечно, иногда возникают собственнические мысли и желание подержать любимую открытку в руках, но осознание, что моя коллекция продолжает жить дальше, радует.




Просмотров: 34Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все